Ошибочные представления о само-исследовании  

Ошибочные представления о само-исследовании

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

С философских позиций высказывания Шри Раманы очень напоминали утверждения последователей адвайта веданты, индийской философской школы, процветающей уже более ты­сячи лет. Шри Рамана и адвайтины одинаково подходили к большинству теоретических вопросов, но их позиции, каса­ющиеся практики, радикально различны. Шри Рамана за­щищал само-исследование, тогда как большинство учителей адвайты рекомендовало систему медитации, использующую утверждения интеллекта, что Атман – единственная Реаль­ность. Эти утверждения, такие как «Я есмь Брахман» или «Я есмь Он», обычно используются в качестве мантр или, что более редко, практик медитирует на их значении и пы­тается пережить внутренний смысл этих утверждений.

Поскольку само-исследование часто начинается с вопро­са «Кто я?», многие традиционные приверженцы адвайты считали высказывание «Я есмь Брахман» ответом и зани­мали свои умы повторением этого мысленного решения. Шри Рамана критиковал такой подход, говоря, что ум, постоянно занятый повторением готовых решений вопроса, не сможет погрузиться в их источник и исчезнуть. По той же причине он был равно критичен и к тем, кто пытался повторять «Кто я?» как мантру, ибо, по его словам, оба подхода упускают главное в само-исследовании. Вопрос «Кто я?» не является ни приглашением анализировать ум и делать выводы о его природе, ни мантрической формулой; это просто инстру­мент, который перемещает направление внимания от объек­тов мысли и восприятия к тому, кто мыслит и воспринима­ет их. По мнению Шри Раманы, решение вопроса «Кто я?» нельзя найти ни в уме, ни умом, поскольку единственным правильным ответом является переживание отсутствия ума.

Другое широко распространенное ошибочное представле­ние возникает из индуистского убеждения, что Атман мож­но обнаружить умственным отвержением всех объектов мыс­ли и восприятия как не-Атмана. Традиционно эта практи­ка именуется подходом нэти-нэти (не это, не это). Прак­тик такой системы словесно отвергает все объекты, с кото­рыми отождествляется Я: «Я не ум», «Я не тело» и т. п., ожидая, что Я в конечном счете будет переживаться в его чистой, незагрязненной форме. В индуизме эта практика так­же называется само-исследованием, и потому из-за тождест­венности названий она часто смешивается с методом Шри Раманы. Отношение Шри Раманы к этой традиционной си­стеме самоанализа было в целом отрицательным, и он от­говаривал от нее своих последователей, указывая, что по­добная интеллектуальная активность не может вывести их за пределы ума. На вопросы об эффективности этого метода он обычно отвечал, что «я»-мысль поддерживается такими ак­тами различения и что «я», которое отрицает тело и ум как «не-Я», никогда не сможет уничтожить себя.



Последователи школ практики «Я есмь Брахман» и нэ­ти-нэти разделяли общее убеждение, что Атман может быть обнаружен умом посредством либо утверждения, либо отрицания. Мнение, что ум может собственными усилиями достичь Атмана, лежит в корне большинства заблуждений, касающихся практики само-исследования. Классическим при­мером здесь служит представление, что само-исследование включает концентрацию на определенном центре в теле, так называемом Сердечном центре. Эта широко распространен­ная точка зрения является следствием неправильного тол­кования ряда высказываний Шри Раманы о Сердце, и, что­бы понять, почему оно возникло, необходимо более деталь­но рассмотреть некоторые из его идей по этому вопросу.

Описывая происхождение «я»-мысли, Бхагаван иногда отмечал, что та поднимается к мозгу по каналу, начинаю­щемуся из центра в правой стороне груди. Он называл этот центр Сердечным центром и говорил, что «я»-мысль снова возвращается сюда и исчезает, когда опускается в Атман. Шри Рамана также говорил, что при сознательном пережи­вании Атмана имеется ощутимое осознание этого центра как источника обоих – ума и мира. Однако эти утвержде­ния не являются истиной в строгом смысле, и Махарши иног­да квалифицировал их только как схематические образы, пред­назначенные для людей, упорно отождествляющих себя с те­лом. Он указывал, что в действительности Сердце не распо­ложено в теле и с высочайшей точки зрения равным обра­зом неверно говорить о «я»-мысли как поднимающейся и опускающейся в этот центр в правой стороне груди.

Поскольку Шри Рамана часто говорил: «Найдите место возникновения „я”» или «Найдите источник ума», то многие толковали указанные высказывания в том смысле, что при выполнении само-исследования им следует концентрировать­ся на этом специфическом центре. Шри Рамана многократ­но отвергал подобную интерпретацию, указывая, что источ­ник ума, или «я», может быть обнаружен только внимани­ем к «я»-мысли, а не концентрацией на какой-то особенной части тела. Он иногда говорил, что направление внимания на этот центр служит хорошей практикой концентрации, но никогда не связывал его с само-исследованием. Он также время от времени отмечал, что медитация на Сердце – эф­фективный путь достижения Атмана, но опять же никогда не говорил, что при этом нужно концентрироваться на Сер­дечном центре. Вместо этого он подчеркивал, что следует ме­дитировать на Сердце «как Оно ЕСТЬ»1. Сердце «как Оно ЕСТЬ» не локализовано, это всепроникающий Атман, и осознать Его подлинную природу можно только будучи Им. Концентрацией этого достичь невозможно. Хотя существует несколько достаточно двусмысленных толкований подобного рода (высказываний Шри Раманы) о Сердце и Сердечном центре, во всех его произведениях и записанных беседах нет ни единого высказывания в поддержку утверждения толкова­телей, что само-исследование должно практиковаться концен­трацией на этом центре. Фактически, при тщательном изу­чении его высказываний по данному вопросу можно только заключить, что в то время как опыт Атмана содержит осо­знание Сердечного центра, концентрация на нем не ре­зультируется в переживание Атмана.

И: Я начинаю спрашивать себя: «Кто я?», отрицаю тело, как «не-Я», дыхание – как «не-Я», но не могу продвинуться дальше.

М: Вот на что способен интеллект. Ваша садхана но­сит только умственный характер. Действительно, все Писа­ния отмечают эту практику лишь для направления искателя к познанию Истины. Непосредственно на Истину указать не­возможно. Поэтому тут происходит интеллектуальный про­цесс.

Человек, отрицающий все «не-Я», не может отрицать «я». Чтобы говорить: «я не это» или «я – то», должно быть «я». Это «я» только и есть эго, или «я»-мысль. Все ос­тальные мысли поднимаются лишь после возникновения этой «я»-мысли, которая, следовательно, является мыслью-кор­нем. Если корень извлечь, то будут искоренены и все ос­тальные мысли. Значит, ищите корень «я», спрашивая себя: «Кто я?». Найдите его источник, и тогда все прочие идеи исчезнут, оставляя только чистый Атман.

И: Но как это сделать?

М: Я всегда здесь – в глубоком сне, в сновидении и бодрствовании. Пребывающий в глубоком сне и говорящий сейчас – один и тот же. Чувство «Я» постоянно присутст­вует. Ведь иначе вы стали бы отрицать свое существование? Но вы этого не делаете, а говорите: «я есть». Найдите, кто есть2.

И: Я медитирую нэти-нэти [не это, не это].

М: Нет, это не медитация. Найдите источник*. Вы не­пременно должны достичь его. Ложное «я» исчезнет, а Я бу­дет осознано. Первое не может жить отдельно от последне­го.

Сейчас человек ошибочно отождествляет Атман с те­лом, чувствами и т. п. Вы практикуете отказ от них, а это и есть отрицание – нэти, которое можно выполнить толь­ко держась за нечто неотъемлемое – ити [ТО, которое ЕСТЬ]4.

И: Когда я думаю: «Кто я?», приходит ответ: «Я не это смертное тело, а чайтанья [Сознание] Атмана». И вдруг возникает другой вопрос: «Почему Атман во­шел в майю [иллюзию]?» или, иначе говоря: «Почему Бог сотворил этот мир?»

М Исследовать «Кто я?» в действительности означает попытку отыскать источник эго, или «я»-мысли. Вы не долж­ны думать ни о чем другом, например: «я не это тело». Ро­зыск источника «я» служит средством для того, чтобы отде­латься от всех остальных мыслей. Вам не нужно потворст­вовать им, например тем мыслям, о которых вы упомянули, а должно сосредоточить внимание на поиске источника «я»-мысли путем запроса при возникновении каждой мысли: для кого она появляется. При ответе. «Для меня» продолжайте исследование вопросом: «Кто есть этот „я” и каков его ис­точник?»5

И: Нужно ли постоянно повторять «Кто я?», слов­но мантру?

М: Нет. «Кто я?» – не мантра. Вопрошание означает, что нужно внутри себя найти, откуда поднимается «я»-мысль –источник всех остальных мыслей6.

И: Должен ли я медитировать на махавакье* «Я –Брахман» [Ахам Брахмасми]?

М: Это высказывание не предназначено для размышле­ния: «Я – Брахман». Ахам [Я] известно каждому человеку. Брахман пребывает как Ахам в каждом. Найдите это Я, ОНО – Брахман. Не нужно думать «Я – Брахман», а просто оты­щите Я.

И Разве отбрасывание оболочек [нэти-нэти] не упо­мянуто в шастрах?

М: После возникновения «я»-мысли «Я» ошибочно ото­ждествляется с телом, чувствами, умом и т. д., «Я» непра­вильно ассоциируется с ними, и Я теряется из виду. Чтобы отсеять чистое Я от загрязненного «я», это отбрасывание и упоминается. Но оно как раз подразумевает не отвержение не-Атмана, а нахождение подлинного Атмана, который есть безграничное Я. Это Я – совершенство. Оно вечно, не имеет ни начала, ни конца. Загрязненное «я» рождается и умирает, оно непостоянно. Ищите хозяина изменчивых мыс­лей и вы найдете, что они появляются только после «я»-мысли. Держитесь за «я»-мысль, и они утихнут. Проследи­те, где источник «я»-мысли, и останется только Атман.

И: Этому трудно следовать. Теоретически я пони­маю, но в чем состоит практика?

М: Другие методы предназначены для тех, кто не может предпринять исследование Атмана. Даже чтобы повторять «Ахам Брахмасми» или думать об этом, необходим делатель. Кто он? «Я». Будьте этим «Я». Это прямой метод, а осталь­ные в конечном счете также приведут каждого к исследова­нию Атмана.

И: Я сознаю «я», но мои заботы не прекращаются.

М: Потому что «я»-мысль не чиста, загрязнена связью с телом и чувствами. Ищите, для кого существует забота. Забота существует только для «я»-мысли. Держитесь ее, и тогда другие мысли исчезнут.

И: Да. Но как это сделать? В этом вся беда.

М: Думайте «Я, Я» и удерживайте единственно эту мысль, чтобы исключить все остальные7.

И: Не будет ли утверждение Бога в себе более дей­ственным, чем поиск «Кто я?» Первое – позитивно, а последнее – отрицание. Более того, оно указывает на отделённость.

М: Так как вы ищете способ Реализации, то вам и дан совет найти Себя. Поиск метода свидетельствует о вашей от­делённости.

И: Не лучше ли говорить: «я – высочайшее Бытие», чем: спрашивать: «Кто я?»

М: Кто утверждает? Должен быть тот, кто делает это. Найдите его.

И: Но разве медитация не лучше, чем исследование?

М: Медитация подразумевает умственный образ, в то вре­мя как исследование касается Реальности. Первое объектив­но, тогда как последнее – субъективно.

И: В этом вопросе должен быть научный подход.

М: Тщательно сторониться нереального и разыскивать Реальность – это научно.

И: Я хочу сказать, что устранение должно быть посте­пенным: сначала – ум, потом – интеллект и, наконец, эго.

М: Только Атман реален, всё остальное нереально. Ум и интеллект не остаются отдельными от вас.

Библия говорит: «Остановитесь и познайте, что Я Бог»*. Для осознания Атмана как Бога необходимо только одно спокойствие8.

И: Является ли сохам [утверждение «Я – Он»] та­ким же, как и «Кто я?»

М: Их объединяет только Ахам [Я].Первое есть сохам, а второе – кохам [Кто я?], и они различны. К чему про­должать повторение сохам?Нужно найти Я. В вопросе «Кто я?» «я» относится к эго. Пытаясь выделить эго и отыскать его источник, мы увидим, что оно не имеет самостоятельно­го существования, но поглощается истинным Я9.

Вы понимаете трудность. Вичара как метод отличается от медитации шивохам или сохам [«Я – Шива» или «Я –Он»]. Я охотнее делаю ударение на Самопознании, ибо вам надо сначала интересоваться собой, прежде чем приступить к познанию мира и его Господа. Медитации сохам и «Я –Брахман» являются в большей или меньшей степени мыс­лительными процессами. Однако поиск Атмана, о котором я говорю, есть прямой метод, действительно превосходящий медитацию. В тот момент, когда вы начинаете искать Себя и идёте всё глубже и глубже, Атман ожидает там, чтобы увести вовнутрь. Тогда уже всё, что делается, совершается чем-то другим, а вы не участвуете в этом. В этом процессе всякие сомнения и дискуссии автоматически прекращаются, точно так же, как глубоко спящий забывает на время сна все свои заботы.

И: Можно ли быть уверенным, что внутри тебя ожидает радушный прием?

М: Когда человек в достаточной степени развил душу [пакви], убеждение приходит само собой

И: Но как достичь этого развития?

М: На этот вопрос отвечают по-разному, но вне зависи­мости от уровня предшествующей подготовки вичара уско­ряет ее.

И: Доказательства образовали круг. Я подготовлен и потому гожусь для поиска, но сам поиск развивает меня.

М: Ум всегда испытывает трудности подобного типа, так как хочет иметь удовлетворяющую его теорию. На са­мом же деле никакая теория не нужна человеку, серьезно желающему приблизиться к Богу или осознать свое соб­ственное истинное Бытие10.

И: Нет сомнения, что метод Бхагавана – прямой. Но он так труден, что мы не знаем, как его начать. Если непре­рывно запрашивать: «Кто я?», «Кто я?» подобно джапе [по­вторению имени Бога] или мантре, то он становится скуч­ным. Другие методы располагают чем-то предварительным и определенным, с чего можно начать и затем двигаться шаг за шагом. Но в методе Бхагавана этого нет, а потому сра­зу искать Атман, пусть и напрямую, затруднительно.

М: Вы сами признаете, что это прямой метод. Он не только прямой, но и доступный. Если так легко искать чуж­дое, то разве человеку может быть трудно идти к собствен­ному Я? Вы спрашиваете: «Откуда начать?» Нет ни начала, ни конца. Вы сами находитесь и в начале, и в конце. Если вы здесь, а Атман где-то в другом месте и вам нужно до­стичь того Атмана, то вам можно рассказать, как отпра­виться в путешествие, передвигаться и как, наконец, достичь Его. Но что можно ответить, если вы, находясь в Рамана-шраме, заявляете «Я хочу попасть в Раманашрам. Как мне начать путь и добраться до него?» То же относится к чело­веку, который ищет Себя – он всегда Атман и ничто иное. Вы говорите, что «Кто я?» – становится джапой. Вам сов­сем не следует продолжать вопрос: «Кто я?», ибо тогда мысль так легко не умрёт. В этом прямом методе, как вы сами на­звали его, при запрашивании: «Кто я?» нужно сосредото­читься внутри себя, где возникает «я»-мысль, корень всех остальных мыслей. Поскольку Атман не снаружи, а внут­ри вас, то и следует не уходить куда-то, а нырнуть вовнутрь. Что может быть легче движения к себе? Однако факт со­стоит в том, что кому-то этот метод покажется трудным и не понравится. Вот почему существует множество различных методов, и каждый из них может привлечь кого-то как наи­лучший и легчайший в соответствии с уровнем готовности, или паквой. Некоторые же обратятся только к вичара-мар­ге [пути исследования] и спросят: «Вы хотите, чтобы я по­знавал или понимал то-то и то-то. Но кто есть познающий, видящий?» Какой бы другой метод ни выбрать, делатель все­гда будет – от этого не уйти. Человеку следует найти, кто делатель, без чего садхана не может быть завершена. По­этому, в конечном счете, все должны прийти к выяснению: «Кто я?». Вы жалуетесь, что для начала практики нет ни­чего предварительного или определенного. Но вы имеете «я», чтобы начать ее, и знаете, что всегда существуете, в отли­чие от тела, не воспринимаемого в глубоком сне. Он откры­вает, что вы существуете даже без тела. Мы отождествля­ем «Я» с телом, рассматриваем Атман имеющим тело и ограничения, и отсюда все наши беды. Следует просто пре­кратить отождествлять Атман с телом, с формами и пре­делами, и тогда мы познаем себя как Атман, которым все­гда являемся11.

И: Должен ли я думать: «Кто я?»

М: Вы уже знаете, как бьет ключом «я»-мысль. Приле­питесь к ней и найдите ее источник.

И: Могу я узнать путь к этой цели?

М: Следуйте только что услышанному – и увидите.

И: Я не понимаю, что надо делать.

М: Если есть что-либо объективное, путь можно пока­зать объективно. Этот путь субъективен.

И: Но я не понимаю.

М: Что! Вы не понимаете, что вы ЕСТЬ?

И: Пожалуйста, укажите мне Путь.

М: Есть ли необходимость показывать дорогу в глубинах вашего собственного дома? Путь внутри вас12.

И: Вы сказали, что Сердце – центр Атмана.

М: Да, Оно – единый высочайший центр Атмана, и не надо сомневаться в этом. Я находится в Сердце позади дживы, или эгоистическоего «я».

И: Расскажите, пожалуйста, где Оно расположено в человеческом теле?

М: Сердце не осознать умом. Вы не можете осознать Его и воображением, когда я говорю, что здесь есть центр [указывая на правую сторону груди]. Единственный прямой путь к осознанию – прекратить фантазии и пытаться быть Собой. После Реализации вы автоматически почувствуете, что центр именно здесь.

Это тот центр, Сердце, который Писания именуют хрит-гуха [пещера сердца], арул [Милость], уллам [Сердце].

И: В книгах не говорится, что оно находится здесь.

М: Много позже своего прихода сюда я случайно на­ткнулся на стих в малаяламской редакции Аштангахрида­ям, классической работы по аюрведе [традиционной индус­ской медицине], где сказано, что оджас стхана [источник живучести тела, или жилище света] расположен в правой стороне груди и называется местообитанием сознания [сам-вит].Однако мне неизвестны другие работы, упоминающие об этом.

И: Именно этот центр древние подразумевали, го­воря о «Сердце»?

М: Да, конечно. Но вам следует пытаться скорее иметь, чем локализовать его переживание. Когда человек хочет ви­деть, ему безразлично, где расположены глаза. Сердце все­гда открыто, если вы хотите войти в него, и беспрестанно поддерживает все ваши движения, даже и не осознаваемые. Возможно, более правильно говорить, что Атман – это Са­мо Сердце, чем утверждать, что Он пребывает в Сердце. Фактически Атман является самим Центром. Он – везде, сознающий Себя как «Сердце», Само-сознавание13.

И: В таком случае как же Оно может быть лока­лизовано в какой-либо части тела? Установление мес­та для Сердца будет подразумевать установление фи­зиологических ограничений на ТО, лежащее за предела­ми пространства и времени.

М: Совершенно верно, однако человек, спрашивающий о положении Сердца, рассматривает себя существующим с те­лом или в теле. Задавая сейчас вопрос, не хотите ли вы ска­зать, что только ваше тело здесь, а вы сами говорите из другого места? Нет, вы принимаете свое физическое суще­ствование, и с этой точки зрения допустимы любые ссылки на физическое тело.

По правде говоря, чистое Сознание неделимо. Оно не имеет частей, форм и состояний, понятий «внутри» и «сна­ружи». Для Него не существует «левого» и «правого». Чи­стое Сознание, которое и есть Сердце, обнимает всё, ибо нет ничего вне или отдельно от Него. Такова конечная Истина

С этой абсолютной точки зрения Сердце, Атман, или Сознание, не может иметь определенного особого места в физическом теле. На каком основании? Тело само является просто проекцией ума, а ум – это не что иное, как слабое отражение лучезарного Сердца. Как может ТО, включающее всё, Само быть ограничено крохотным участком внутри фи­зического тела, являющегося только бесконечно малым, фе­номенальным проявлением единственной Реальности?

Но люди не понимают этого. Они не могут удержаться от мышления в терминах физического тела и мира. Напри­мер, вы говорите: «Я пришел в этот Ашрам из моей стра­ны, лежащей далеко за Гималаями». Но это ведь не отвеча­ет истине. Разве существует «прибытие» или «ходьба», или какое-нибудь движение для единственного, всепроникающего Духа, которым вы в действительности являетесь? Вы пребы­ваете там, где были всегда. Это только ваше тело двигалось или переезжало с места на место до тех пор, пока оно не достигло Ашрама. Эта истина проста, но для человека, рас­сматривающего себя субъектом, живущим в мире объектов, кажется какой-то фантастикой!

Именно снисходя до уровня обыденного понимания, для Сердца определено некоторое место в физическом теле.

И: Как же тогда мне следует понимать утвержде­ние Шри Бхагавана, что Сердечный центр переживает­ся в определенном месте грудной клетки?

М: Раз вы согласны с тем, что с истинной и абсолют­ной точки зрения Сердце как чистое Сознание лежит за пре­делами пространства и времени, то все остальное вы легко поймете в его правильной перспективе14.

И: Говорят, что Сердце расположено справа, слева или в центре грудной клетки. Но при таком различии во мнениях как нам медитировать на Нем?

М: Вы ЕСТЬ, и это факт. Дхьяна [медитация] выполня­ется вами, о вас и в вас. Она продолжается там, где вы на­ходитесь, а не вне вас. Поэтому вы – центр дхьяны, и он есть Сердце.

Сомнения поднимаются только когда вы отождествляете Его с чем-то осязаемым и физическим. Сердце и не поня­тие, и не объект для медитации, но место медитации. Ат­ман пребывает в совершенном одиночестве. Вы видите те­ло в Сердце, и этот мир тоже находится в Нем. Нет ниче­го отдельного от Сердца. Поэтому все виды усилий распо­лагаются только здесь15.

И: Вы говорите, что «я»-мысль возникает из Сер­дечного центра. Следует ли нам искать ее источник там?

М: Я советую вам искать, откуда поднимается «я» в ва­шем теле, однако говорить, что «я» поднимается и исчеза­ет в Сердце с правой стороны, будет в действительности не совсем верно. Сердце – это еще одно имя для Реальности, и Его нет ни внутри тела, ни снаружи. Для Него не может быть понятий «внутри» и «вне», ибо Оно только одно и су­ществует16.

И: Должен ли я сосредоточиваться на правой сто­роне груди, чтобы медитировать на Сердце?

М: Сердце не является физическим, и не нужно меди­тировать ни на правой, ни на левой стороне груди. Должно медитировать только на Атмане. Каждый знает: «Я есмь», но кто этот «я»? Его нет ни внутри, ни вовне, ни справа, ни слева. «Я есмь» – это все17. Оставьте в покое понятие «правое» и «левое». Они относятся к телу, а Сердце есть Атман. Осознайте это, и тогда сами увидите18. Нет необ­ходимости знать, что такое Сердце и где Оно. Сердце сде­лает свое дело, если вы погрузитесь в поиск Атмана19.

И: Что есть Сердце, о котором в одном из стихов «Упадеша Сарам» сказано: «Пребывание в Сердце есть наилучшие карма, йога, бхакти и джняна?»

М: То, которое является источником всего, в котором всё живет и внутрь которого всё окончательно погружается, и есть Сердце.

И: Как представить себе такое Сердце?

М: Зачем вам представлять что-нибудь? Нужно только видеть, откуда восходит «я»20. То, из которого вовне излива­ются все мысли воплощенных существ, называют Сердцем, а все описания Его – это лишь игра ума21.

И: Говорят, что в грудной клетке имеются шесть органов различного цвета, из которых Сердце располо­жено на расстоянии двух пальцев* от средней линии22. Но ведь Сердце в то же время и бесформенно. Следует ли в этом случае сначала представить его имеющим форму, а затем медитировать на нем?

М: Нет. Нужен только поиск «Кто я?» Одно и то же проходит и через глубокий сон, и через бодрствование. Од­нако в последнем случае имеются несчастья и усилия изба­виться от них. После глубокого сна на вопрос: «Кто спал без сновидений?» вы отвечаете: «я». Сейчас вам даётся со­вет крепко держаться за это «я», ибо тогда вечное Бытие само откроется. Суть состоит в исследовании «я», а не в медитации на Сердечном центре. Не существует внешнего или внутреннего. Оба эти понятия обозначают либо одно и то же, либо ничего.

Конечно, имеется также и практика медитации на Сер­дечном центре, но это только практика, а не исследование. Однако лишь тот, кто медитирует на Сердце, может оста­ваться сознающим при исчезновении активности ума, в его тишине, тогда как медитирующие на других центрах не спо­собны к этому и делают вывод о спокойствии ума только по­сле того, как он снова стал активным23.

Какое бы место тела человек ни рассматривал в каче­стве обители Атмана, Он появится в этом месте благода­ря силе такого мышления. Священное Сердце – единствен­ный приют для возникающего и утихающего «я». Познайте, что хотя и говорится о существовании Сердца как внутри, так и снаружи, но с точки зрения абсолютной истины его нет ни там, ни там, поскольку тело, появляющееся как ос­нование различия «внутри» и «снаружи», – только пред­ставление мыслящего ума. Сердце, Источник, есть начало, середина и конец всего. Сердце, верховное пространство, со­вершенно не имеет формы. Оно есть свет Истины24.


Глава 7

Отдача себя

Большинство мировых религиозных традиций отстаивает отдачу Богу как средство выхода за пределы индивидуаль­ности. Шри Рамана соглашался с обоснованностью такого подхода и часто говорил, что этот метод так же эффекти­вен, как и само-исследование. Путь подчинения традицион­но связывают с дуалистической практикой преданности, но для Шри Раманы такая деятельность носила вторичный ха­рактер. Вместо этого он подчеркивал, что истинная отдача себя превосходит поклонение Богу в субъектно-объектном отношении, поскольку оно может быть удачно завершено только при умирании того, кто считает себя отдельным от Бога. Для достижения этой цели он рекомендовал две раз­личные практики:

1. Держаться за «я»-мысль до тех пор, пока не исчезнет тот, кто считает себя отдельным от Бога.

2. Полностью передать всю ответственность за жизнь Богу, или Атману. Для действенности такой самоотдачи у человека должны отсутствовать и соб­ственная воля, и желания, и он должен быть полно­стью свободен от идеи, что существует какая-либо индивидуальность, способная действовать независимо от Бога.

Первый метод – в чистом виде само-исследование, но скрытое под иным именем. Шри Рамана часто приравнивал практики отдачи себя и исследования, либо говоря, что раз­личие только в наименованиях одного и того же процесса, либо утверждая, что они – два единственных средства, с по­мощью которых достигается Само-реализация. Это полно­стью совпадает с его мнением, что любая практика, включа­ющая сознавание «я»-мысли, является действенным и пря­мым путем к Атману, тогда как все остальные практики не таковы.

Это настойчивое требование субъективного сознавания «Я» как единственного средства достижения Атмана окра­шивает его отношение к практикам преданности (бхакти) и почитания, которые обычно ассоциировались с самоотдачей Богу. Он никогда не отговаривал своих последователей от этих практик, но указывал, что любая связь с Богом (в ка­честве преданного, почитателя, слуги и т. п.) – иллюзия, по­скольку существует только Бог. Истинная преданность, гово­рил он, это оставаться тем, кем человек действительно яв­ляется, в состоянии Бытия, в котором исчезают все мысли о его связи с Богом.

Второй метод, передающий всю ответственность за жизнь Богу, также связан с само-исследованием, поскольку его це­ли состоят в уничтожении «я»-мысли отделением ее от объ­ектов и действий, с которыми она себя постоянно отожде­ствляет. В процессе этой практики должно быть постоянное сознавание того, что нет индивидуального «я», действующе­го или желающего, что существует только Атман и нет ни­чего отдельного от Атмана, способного жить независимо от Него. Когда человек, следующий этой практике, осознаёт, что он принимает на себя ответственность за мысли и по­ступки, например, когда говорит: «я хочу», «я желаю это­го» – то ему следует попытаться удалить ум от внешних контактов и установить его на Атмане. Всё это аналогич­но перемещению внимания при само-исследовании, когда осо­знаётся утрата само-внимания, или внимания к «я». В обо­их случаях цель состоит в изоляции «я»-мысли и в принуж­дении ее исчезнуть в своем источнике.

Шри Рамана сам допускал, что спонтанная и полная от­дача «я» этим путем для многих невозможна, а потому он иногда советовал своим почитателям выполнять подготови­тельные упражнения с целью культивировать преданность и контроль ума. Большинство этих практик включали в себя размышление или медитацию на Боге, или Гуру, постоянным повторением Его имени (джапа) или визуализацией Его фор­мы. Он говорил своим преданным, что если это делать ре­гулярно, с любовью и преданностью, то ум без усилий по­грузится в объект медитации.

Успех в этой предварительной практике значительно об­легчает достижение совершенной отдачи себя. Постоянное сознавание Бога предохраняет ум от идентификации с други­ми объектами и усиливает убежденность, что существует толь­ко Бог. Кроме того, оно вырабатывает встречный поток си­лы, или Милости, от Атмана, который ослабляет влияние «я»-мысли и уничтожает васаны, увековечивающие и усили­вающие ее («я»-мысли) существование. В конечном счете «я»-мысль ослабляется до поддающихся управлению пропор­ций и при небольшом внимании к ней может быть времен­но погружена в Сердце.

Как и при само-исследовании, окончательное осознание осуществляется автоматически силой Атмана. Когда все направленные вовне склонности ума растворены многократ­ными переживаниями Бытия, Атман уничтожает остаточ­ную «я»-мысль настолько полно, что та уже никогда вновь не возникает. Окончательное уничтожение «я» происходит только при абсолютно бескорыстной отдаче себя. Если она выполнена с желанием Милости или Само-реализации, то это не более чем частичное подчинение, коммерческая сдел­ка, в которой «я»-мысль предпринимает усилие, ожидая на­грады.

И: Что такое безусловная отдача?

М: Если человек отдает себя, то не будет задающего вопросы или думающего о них. Устранять мысли, удержи­вая внимание на коренной – «я», или безусловно отдать себя Высшей Силе – есть только эти два пути к Реализа­ции1.

И: Разве полная, или совершенная, отдача не тре­бует, чтобы человек оставил даже желание Освобож­дения или Бога?

М: Совершенная отдача действительно требует, чтобы у вас не было своих желаний. Вы должны радоваться всему, что дает Бог, а это и означает отсутствие собственных же­ланий.

И: Сейчас у меня уже нет сомнений по этому вопросу, и я хочу знать те шаги, которыми могу достичь отдачи.

М: Существуют два пути. Первый – исследование ис­точника «я» и погружение в него. Второй – чувство: «Сам по себе я беспомощен, только Бог всесилен, и полностью положиться на Него – это единственное, что меня обезопа­сит». Применяя последний метод, человек постепенно убеж­дается, что существует только Бог, а с эго не стоит считать­ся. Оба пути ведут к одинаковой цели. Совершенная отдача – другое имя для джняны, или Освобождения2.

И: Отдача кажется мне более легкой, и я хотел бы выбрать этот Путь.

М: Независимо от Пути вы должны утратить себя в Аб­солюте. Отдача будет полной только при достижении стадии: «ТЫ есть всё» и «Да будет Воля Твоя».

Это состояние не отличается от джняны. В утвержде­нии «Я – Он» [сохам] есть двайта [дуализм], а в отдаче – адвайта [недуализм]. В истине нет ни двайты, ни ад­вайты, но только ТО, которое ЕСТЬ. Отдача кажется лег­кой, поскольку люди воображают, что станут свободными и будут делать, что хотят, как только пробормочут: «я сдаюсь» – и переложат свою ношу на Господа. Но дело в том, что по­сле отдачи у вас нет ни симпатий, ни антипатий, ваша во­ля должна полностью умереть, и ее место займет воля Гос­пода. Такая смерть эго вызывает состояние, не отличающе­еся от джняны. Поэтому каким бы Путем вы ни пошли, всё равно должны прийти к джняне, или Единству3.

И: Как лучше всего убить эго?

М: Для каждого наилучшим будет тот путь, который по­кажется самым легким и привлекательным. Все дороги оди­наково хороши, ибо ведут к одной цели – погружению эго в Атман. То, что бхакта [преданный] называет отдачей, практикующий вичару зовет джняной. Оба пытаются толь­ко возвратить эго обратно к источнику, из которого оно воз­никло, и утопить его там4.

И: Не может ли Милость ускорить развитие такой способности в искателе?

М: Оставьте всё это Богу. Безоговорочно отдайтесь Ему. Нужно сделать одно из двух: или отдать себя, признав свою слабость и потребность в Высшей Силе, помогающей вам, или исследовать причину страдания, идя к Источнику и по­гружаясь в Атман. В любом случае вы освободитесь от страдания. Бог никогда не покидает человека, полностью от­давшего себя.

И: И какова направленность ума после отдачи?

М: Разве ум отдавшего себя задаст вопрос?5

И: Постоянно желая отдаться, я надеюсь, что по­лучу большую Милость.

М: Отдайте себя раз и навсегда и покончите с желани­ем. Оно сохраняется лишь до тех пор, пока есть чувство де­лателя, то есть личность. Если оно уходит, то обнаружива­ется Атман, сияющий чистотой. Ограничением является чув­ство делателя, а не сами действия.

«Остановитесь и познайте, что Я Бог»*. Здесь неподвиж­ность означает полную отдачу себя, без капли индивидуаль­ности. Восторжествует Тишина и не будет волнения ума, ко­торое является причиной желания, чувства делателя и лич­ности. Если оно остановлено, то присутствует Мир. Здесь «знание» означает «бытие». Это не то относительное зна­ние, которое включает в себя триаду познающего, познава­емого и процесса познания.

И: Полезна ли мысль «я есть Бог» или «я – высо­чайшее Бытие»?

М: «Я есмь то Я есмь»**. «Я есмь» – это Бог, а не мышление «я есть Бог». Осознайте «Я есмь», но не думай­те: «я есмь». Сказано: «Познайте, что Я Бог», а не «Ду­майте, что Я Бог»6.

Все разговоры об отдаче напоминают отщипывание ку­сочков желтого сахара от сделанной из него статуи Господа Ганеши и подношение его как найведьи [жертвенной пищи] тому же Господу Ганеше. Вы говорите, что приносите свое тело, душу и всё имущество в жертву Господу. Но разве они ваши, что вы можете предложить их? Самое лучшее – это сказать: «До сих пор я ошибочно считал моим то, что при­надлежит Вам, но сейчас постиг, что всё это – Ваше. Я больше не буду действовать так, как будто они мои». Такое знание, что нет ничего, кроме Бога, или Атмана, что «я» и «мое» не существуют, а существует только Атман, есть джняна. Таким образом, между бхакти и джняной разни­цы нет. Бхакти – это джняна мата, или мать джняны7.

И: Мы мирские люди, нас преследуют какие-то горести, беды, а мы не знаем, как избавиться от них. Мы молимся Богу, но недовольны результатом. Что нам делать?

М: Верить Богу.

И: Мы положились на Него, но помощи до сих пор нет.

М: Да. Если вы отдались Богу, то должны быть способ­ны жить Его волей и не обижаться на неприятности. Всё может повернуться другой стороной. Страдание часто ведет людей к вере в Бога.

И: Но мы – земные, имеем жен, детей, друзей и родственников. Мы не можем игнорировать их и подчи­нить себя Божественной воле, не удерживая в себе хоть крупицу индивидуальности.

М: Это означает, что вы не отдались так, как испове­дуете. Вы должны только верить Богу8. Отдайтесь Ему и твердо держитесь Его воли независимо от Его появления или исчезновения. Ждите Его удовольствия. Если вы просите сде­лать желанное вам, то это уже не отдача, а приказ Ему. Нельзя подчинять Его себе и при этом думать, что вы уже отдались. Он знает, что является наилучшим, а также как и когда это наилучшее сделать. Всё полностью оставьте Ему. Ноши – Его, а у вас теперь нет забот, все ваши тревоги – на Нем. Такова отдача, и это есть бхакти.

Другой Путь – исследуйте, для кого возникают эти во­просы. Глубоко погружайтесь в Сердце и оставайтесь Ат­маном. Один из этих двух Путей открыт для устремленно­го9.

И: Но отдача невозможна.

М: Действительно, полная отдача невозможна в начале Пути, однако частичная безусловно доступна всем, и со вре­менем это приведет к совершенному подчинению. Хорошо, если отдача невозможна, то что же делать? Нет тишины ума, а вы не в состоянии осуществить ее. Тишина создается толь­ко отдачей10.

И: Отдача сама по себе достаточна для достиже­ния Атмана?

М: Вполне достаточно, чтобы человек себя подчинил. От­дача – это возвращение к исходной причине своего бытия. Не обманывайте себя, воображая первопричиной какого-то Бога вне вас. Ваш исток – внутри. Отдайте себя ему. Это значит, что вам следует найти источник и погрузиться в не­го11.

И: [Задан Шри Рамане в форме записки].

Говорят, что человек обретает всё, если находит убежище полностью и исключительно в Боге, отбросив что-либо иное. Значит ли это, что надо тихо сидеть в некотором месте и всё время созерцать Бога, отбра­сывая любые мысли, в том числе и о пище, необходимой для поддержания тела? Значит ли это, что при болез­ни человеку следует не думать о медитации и лечении, а вверить себя исключительно Провидению?

Бхагавадгита говорит: «Человек, без огорчений, отбрасы­вающий все стремления и поступки, свободный от чувства „я” и „мое”, достигает Мира» (2 : 71). Здесь имеется в ви­ду отказ от всех желаний. Поэтому должны ли мы посвя­тить себя только созерцанию Бога, а пищу и воду прини­мать, не испрашивая их, но единственно как проявление Бо­жественной Милости? Или нам всё-таки следует предпри­нимать небольшое усилие? Бхагаван, разъясните, пожалуй­ста, тайну этой шаранагати [отдачи].

М [Прочитав эту записку, Бхагаван обратился ко всем присутствующим в Холле*]. Ананья шаранагати [полная отдача] несомненно подразумевает жизнь без какой-либо при­вязанности к мыслям, но разве это значит, что надо отбра­сывать даже мысли о воде и пище, которые необходимы для поддержания физического тела? Он спрашивает: «Должен ли я есть только пищу, которую получу как Божественный промысел, а не как подаяние? Или мне следует прилагать небольшое усилие?» Ладно. Давайте допустим, что мы долж­ны есть только то, что приходит само собой. Но даже тог­да, кто будет есть? Предположим, кто-то кладет еду нам в рот, но ведь ее по крайней мере надо проглотить? Разве это не усилие? Он спрашивает: «В случае болезни прини­мать мне лекарства или я должен сохранять спокойствие, оставив все заботы в руках Бога?» В книге Шанкары Сад­хана Панчакам** утверждается, что для лечения болезни, называемой голодом, нужно есть пищу, получаемую как ми­лостыню. Но для этого человек должен по крайней мере пойти и просить ее. Если все люди спокойно сядут, закрыв глаза, говоря, что будут есть, когда еда появится сама со­бой, то как сможет продолжаться этот мир? Следователь­но, человек должен принимать всё приходящее как оно есть в соответствии со своими традициями, но быть свободным от чувства, что он что-то делает сам. Чувство «я – дела­тель» есть рабство, а поэтому необходимо учесть это и най­ти метод, которым можно его преодолеть, а не теряться в сомнениях, принимать ли лекарства при болезни и пищу при голоде. Такие сомнения будут возникать всё время и никог­да не кончатся. Случаются даже и такие сомнения. «Мож­но ли мне застонать при боли?», «Можно ли вдохнуть по­сле выдоха?». Назовите это Ишварой [Богом] или кармой [судьбой], но некоторая карта [Высшая Сила] будет вести все в этом мире согласно развитию ума каждого индивиду­ума. Если ответственность за любые события переложить на эту Высшую Силу, то все дела пойдут самотеком. Напри­мер, мы идем пешком. Разве при этом мы думаем, какую ногу и когда следует переставлять, разве ходьба не выпол­няется автоматически? То же самое происходит при дыха­нии, так как мы не делаем специальных усилий для вдоха или выдоха, и просто в жизни. Всегда ли мы можем отка­заться от чего-либо, если захотим, или сделать то, что нам нравится? Автоматически совершается многое, чего мы не сознаём. Полная отдача Богу подразумевает отбрасывание всех мыслей и концентрацию ума только на Нем. При та­кой концентрации посторонние мысли исчезают. Если мыс­ли, слова и дела погружены в Бога, то все тяготы нашей жизни будут лежать на Нем12.

И: Но разве Бог на самом деле исполнитель всех со­вершаемых мною действий?

М: Теперешняя трудность состоит в том, что человек счи­тает себя делателем. Но это – заблуждение, так как все де­лает Высшая Сила, а человек – только Ее инструмент. При­няв такую точку зрения, он освобождается от волнений, в противном случае – добивается их. Рассмотрим, например, скульптуру в основании гопурама [храмовой башни], как бы несущую всю тяжесть башни на своих плечах. Ее поза и взгляд выражают огромное усилие, которое создает впечат­ление, что она удерживает всю нагрузку. Но подумаем, так ли это. Башня построена на земле и опирается на фунда­мент, тогда как скульптурная фигура – ее часть, выполнен­ная так, словно она несет всю тяжесть гопурама. Смешно? Но так же выглядит и человек, чувствующий себя делате­лем13.

И: Свами, полезно любить Бога, разве не так? По­чему же тогда не следовать Пути Любви?

М: Кто сказал, что вы не можете ему следовать? Сле­дуйте. Но когда вы говорите о Любви, то имеется двойст­венность – любящий и сущность, называемая Богом, кото­рую любят, не так ли? Индивидуальность не отделена от Бо­га, а следовательно, Любовь подразумевает любовь челове­ка к Себе, своему собственному Я.

И: Вот почему я спрашиваю Вас, можно ли покло­няться Богу на Пути любви.

М: Это как раз то, что я уже сказал. Сама Любовь есть подлинная форма Бога. Если вы все отвергаете, говоря «я не люблю это, я не люблю то», тогда оставшееся будет сва­рупа – подлинная форма Атмана, чистое Блаженство. На­зывайте оставшееся чистым Блаженством, Богом, Атманом или чем угодно. Это есть преданность, это есть Реализация и это есть все

Если таким образом отвергнуто все, то остающееся есть только Атман. Он суть истинная Любовь. Тот, кто знает тайну такой Любви, обнаруживает, что сам мир полон все­ленской Любви14.

Переживание незабываемости Сознания одно есть состоя­ние преданности [бхакти], родственное неувядаемой Любви, ибо истинное знание Атмана, действительно сияющее как нераздельное высочайшее Блаженство, вздымается словно природа Любви.

Чрезвычайно запутанный узел жизни будет развязан, толь­ко если познана правда Любви, являющаяся истинной при­родой Атмана. Освобождение достигается лишь после до­стижения высоты Любви. Таково сердце всех религий. Пе­реживание Атмана – это только Любовь, что означает ви­деть лишь Любовь, слышать, осязать, вкушать и обонять од­ну Любовь, которая есть Блаженство15.

И: Я стремлюсь к бхакти и хочу усилить эту страсть. Даже Реализация для меня неважна. Пусть я буду силь­ной в моем стремлении.

М: Если устремленность присутствует, то Реализация при­дет сама, хотя бы вы ее и не хотели16. Пылко стремитесь к бхакти, так чтобы ум растаял в преданности. Камфара сго­рает без остатка. Ум – это камфара, и когда он растворя­ет себя в Атмане, не оставляя даже малейшего следа, это есть Само-реализация17.

И: Я верую в мурти дхьяну [почитание образа]. Раз­ве это не поможет мне добиться джняны?

М: Безусловно, поможет. Упасана [медитация на обра­зе] помогает концентрации ума, ибо он освобождается от по­сторонних мыслей и наполняется медитируемой формой. По­сле этого ум становится единым с объектом медитации, что делает его совершенно чистым. Тогда спросите себя, кто по­клоняющийся. Ответ будет «Я», то есть Атман Таким спо­собом Атман завоевывается окончательно18.

Почитание бесформенной Реальности безмысленной мыслью* есть наилучший способ поклонения. Но, когда чело­век не готов к такому бесформенному почитанию Бога, по­клонение форме является единственно подходящим. Бесфор­менное почитание доступно только людям, свободным от эго-формы**. Знайте, что все поклонения, выполняемые людь­ми, обладающими эго-формой, являются только почитанием формы.

Чистое состояние погруженности в Милость [Атман], которое лишено любой привязанности, одно это – собст­венно состояние Тишины, избавленное от всего остального. Знайте, что беспрестанное пребывание этой Тишиной, пере­живание ее такой, какая она есть, одно это – истинное по­клонение умом [манасика-пуджа]. Знайте, что выполнение этого непрекращающегося, истинного и естественного почи­тания, в котором ум смиренно установлен как единый Ат­ман, с Господом на троне Сердца, есть Тишина, наилучшая из всех форм поклонения Тишина, избавленная от самоуве­ренного эго, одна есть Освобождение. Злая забывчивость Атмана, которая заставляет человека выходить из этой Ти­шины, одна есть не-преданность [вибхакти]. Знайте, что пребывание этой Тишиной, с умом успокоенным, не отлича­ющимся от Атмана, есть суть Шива-бхакти [преданность Богу].

Когда человек полностью отдает себя лотосу стоп Гос­пода Шивы, становясь, таким образом, природой Атмана, возникающий изобильный Мир, в котором внутри Сердца нет места для каких-либо жалоб на изъяны и недостатки, один есть природа высочайшей преданности. Такое становление слугой Господа и пребывание Покоем и Тишиной, лишенным даже эгоистической мысли «я Его слуга», есть пребывание Атманом, и оно есть высочайшее знание19.

И: Могут ли духовные искатели достичь этой цели жизни, если они бродят по миру, поглощенные пением песен преданности Богу? Или им следует оставаться только в одном месте?

М: Где бы человек ни скитался, очень полезно сохранять ум сосредоточенным только на одном. Что толку держать те­ло в одном месте, если уму позволено блуждать.

И: Возможна ли ахетука бхакти [преданность без по­буждения, мотива]?

М: Да, она возможна20. Поклонение Богу ради объекта желания есть только поклонение этому желанному объекту. Полное исчезновение любой мысли о нем – первая предпо­сылка для ума, желающего достичь состояния Шивы*21.

И: Шри Бхагаватам намечает Путь обретения Криш­ны в Сердце поклонением всему и рассматриванием все­го окружающего как Самого Господа. Является ли он на­иболее подходящим из Путей, ведущих к Само-реализа­ции? Не легче ли почитать Бхагавана во всём, с чем бы ни столкнулся «ум», нежели искать Супраментальное** посредством ментального исследования «Кто я?»

М: Да, но когда вы видите Бога во всём, думаете ли вы о Боге или нет? Чтобы видеть Бога вокруг себя, вы долж­ны, конечно, думать о Боге. Сохранение Бога в вашем уме становится медитацией, или дхьяной, а дхьяна является ста­дией, предшествующей Реализации. Реализация может быть только Атмана и в Атмане. Она не может быть отдель­ной от Атмана, и дхьяна должна предшествовать ей. Де­лаете ли вы дхьяну на Боге или на Атмане, это неважно, ибо цель одна. Какие бы средства вы ни использовали, вам не уйти от Себя, от Атмана. Вы хотите видеть Бога во всём, но не в себе? Если всё есть Бог, то разве вы не вклю­чены в это всё? Будучи Богом, стоит ли удивляться, что всё есть Бог? Этот метод рекомендуется в Шри Бхагаватам, a где-нибудь предлагается и другими. Но даже для такой прак­тики здесь должен быть видящий или мыслящий. Кто он?

И: Как увидеть Бога, который всё проникает?

М: Видеть Бога – значит БЫТЬ Богом. В Божествен­ной Полноте отдельного от Бога «всего» нет. Только Он, на самом деле, ЕСТЬ22.

И: Для бхакта требуется Бог, которому он может поклоняться. Нужно ли ему объяснять, что нет ни по­читателя, ни почитаемого, и только Атман сущест­вует?

М: Конечно, Бог требуется для садханы. Но цель духов­ной практики даже в бхакти марге [Пути преданности] до­стигается только после полной отдачи. А что она значит, кро­ме того, что стирание эго кончается в Атмане, оста­ющемся там же, что и всегда? Какой бы Путь ни выбрать, «я» неизбежно присутствует, «я» совершает нишкама кар­му [бескорыстные действия), «я» жаждет соединения с Гос­подом, от которого оно чувствует отделенность, «я» ощуща­ет отход от своей истинной природы и так далее. Источник этого «я» должен быть найден. Тогда все вопросы разрешат­ся сами собой23.

И: Если «я» – тоже иллюзия, тогда кто прекраща­ет эту иллюзию?

М: «Я» сбрасывает иллюзию «я» и тем не менее оста­ется как Я. Таков парадокс Само-реализации, но осознавший не видит в нем никакого противоречия. Возьмем случай бхак­ти. Я приближаюсь к Ишваре и молюсь Ему, чтобы Он по­глотил меня. Потом я с верой отдаю себя и сосредоточива­юсь на Нем. Что остается после этого? Вместо исходного «я» совершенная само-отдача оставляет Бога, в котором «я» утрачено. Это высочайшая форма преданности [парабхакти] и отдачи, а также вершина вайрагьи [непривязанности].

Вы отказываетесь от какого-либо «моего» имущества. Но если вместо этого отбросить «я» и «мое», то все бросает­ся одним махом, так как само семя владения утрачено. Та­ким образом, зло пресекается в самом зародыше или же уничтожается в зачатке. Чтобы это сделать, бесстрастие [вай­рагья] должно быть очень сильным. Рвение искателя долж­но быть таким же, как у тонущего, который стремится вы­браться на поверхность воды, чтобы спасти свою жизнь24.


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Гуру

Бог и Гуру на самом деле не различаются. Как жертва, схваченная тигром, не может вырваться из его пасти, так и получившие взгляд Гуру, полный Ми­лости, спасутся и не будут забыты; однако для это­го необходимо следовать пути, указанному Гуру1.

С точки зрения Бхагавана учеников не существу­ет, но с точки зрения ученика Милость Гуру подоб­на океану. Если ученик приходит к последнему с чаш­кой, то сможет наполнить только ее. Бесполезно жаловаться на скупость океана: чем больше сосуд уче­ника, тем больше он унесет с собой. Все полностью зависит от него2.

Один из методов закрепления временного успо­коения умственной активности состоит в общении с Мудрецами. Они – знатоки самадхи, которое стало легким, естественным и непрерывным. Находящиеся в тесном контакте с Мудрецами постепенно впиты­вают от них привычку к самадхи3.



Глава 8

Гуру

Термин «Гуру» часто слишком широко используют, на­зывая так всех лиц, дающих духовный совет. Однако в сло­варе Шри Раманы это слово имеет значительно более узкое определение. Для него истинный Гуру – тот, кто осознал Атман и способен использовать свою силу, чтобы помочь другим в достижении Само-реализации как конечной цели.

Шри Рамана часто говорил, что Бог, Гуру и Атман тож­дественны: Гуру – это Бог в человеческой форме, и в то же время он пребывает как Атман в Сердце каждого предан­ного. Поскольку Гуру находится сразу и внутри и снаружи, его сила действует в двух направлениях. Внешний Гуру дает наставления и своей силой обеспечивает почитателю возмож­ность удерживать внимание на Атмане; внутренний Гуру подтягивает ум преданного к его источнику, погружает в Ат­ман и окончательно уничтожает.

Один из основных принципов Учения Шри Раманы со­стоит в том, что Гуру необходим почти для всех, кто стре­мится постоянно сознавать Себя, Атман. Следовательно, каталитическая роль Гуру в духовном развитии является ре­шающей, то есть, за редким исключением, неведение в от­ношении Атмана настолько глубоко укоренилось, что ин­дивидуальные искатели не в состоянии избежать его только своими собственными усилиями.

Хотя Шри Рамана учил, что Гуру незаменим для ищущих Само-реализации, но в то же время он указывал, что мало­энергичных искателей Гуру к Освобождению привести не мо­жет. Милость и сила Гуру начинают истекать автоматически только при серьезной попытке обнаружить Атман, в про­тивном случае Гуру беспомощен.

Диалоги данной главы резюмируют точку зрения Шри Ра­маны на природу Гуру и его роль в Само-реализации учени­ка. Специфический метод использования Бхагаваном своей собственной силы будет более детально рассмотрен в гла­ве 9.

И: Что такое Милость Гуру? Как она ведет к Само-реализации?

М: Гуру есть Атман. Иногда разочарованный в жизни, недовольный тем, что имеет, человек ищет удовлетворения своих желаний, молясь Богу. Его ум постепенно очищается до тех пор, пока начнет стремиться познать Бога в большей степени для получения Его Милости, чем для удовлетворе­ния своих мирских желаний. Затем начинает проявляться ми­лость Бога. Бог принимает форму Гуру, является преданно­му ученику, учит его Истине и, более того, очищает его ум общением. Ум преданного обретает силу и становится спо­собным обратиться вовнутрь. Посредством медитации он про­ходит дальнейшее очищение и остается спокойным, без ма­лейшего волнения. Эта спокойная поверхность и есть Ат­ман.

Гуру одновременно является и «внешним», и «внутрен­ним». «Извне» он дает толчок уму обратиться вовнутрь, а «изнутри» подтягивает ум в сторону Атмана и помогает в успокоении ума. Это и есть Милость Гуру. Нет различия меж­ду Богом, Гуру и Атманом.

И: Члены Теософского Общества медитируют для по­иска Учителей, которые бы руководили ими.

М: Учитель находится внутри вас, и медитация является средством удалить невежественную мысль, что он – только снаружи. Если бы он был ожидаемым вами незнакомцем, то исчезал бы со временем. В чем польза от преходящего су­ществования, подобного этому? Но пока вы думаете об от­делённости или о том, что вы есть тело, Учитель «снаружи» также необходим, и он является в телесной форме. Когда же ошибочное отождествление себя с телом исчезнет, то Учи­тель обнаружится как Атман и ничто иное.

И: Поможет ли мне Гуру познать Атман посредст­вом посвящения?

М: Разве Гуру держит вас за руку и шепчет на ухо? Сей­час вы представляете его подобным себе. Так как вы думае­те, что обладаете телом, то полагаете, что он также имеет тело и может сделать для вас что-то осязаемое. Однако его работа лежит глубоко внутри, в духовной сфере.

И: Как найти Гуру?

М: Бог, который всегда присутствует, в своей милости сострадает любящим, преданным ему, и проявляет себя со­гласно развитию преданного. Преданный думает, что Гуру – человек, и ожидает взаимоотношений между ним и собой, как между двумя физическими телами. Но Гуру, являющий­ся Богом или Воплощением Атмана, действуя снаружи, по­могает человеку увидеть ошибки своего пути и руководит им в правильном направлении до тех пор, пока последний не осознает Атман внутри себя1.

И: Каковы признаки настоящего Учителя [Садгуру*]?

М: Постоянное пребывание в Атмане, беспристрастный взгляд на всех, неизменное мужество всегда, в каждом ме­сте, при любых обстоятельствах2.

И: Есть множество духовных наставников, которые учат различным Путям. Кого выбрать своим Гуру?

М: Остановитесь на том, в котором, по вашему убежде­нию, вы получаете шанти [Мир]3.

И: Следует ли также учесть его наставления?

М: Тот, кто наставляет ревностного искателя что-либо делать, не является настоящим Учителем. Искатель уже сыт по горло своей активностью и жаждет мира и покоя, то есть прекращения деятельности. Если учитель предлагает ему до­полнительные занятия или другой род деятельности, может ли это помочь?

Активность – это созидание. Она – разрушение изна­чально присущего человеку счастья. Наставник, оправдыва­ющий активность, – вовсе не Учитель, а губитель. В подоб­ных обстоятельствах можно сказать, что творец [Брахма] или смерть [Яма] приходят под видом Учителя. Такой чело­век не может освободить стремящегося, он только усилит его узы4.

И: Как мне найти Гуру?

М: Интенсивной медитацией5.

И: Если это правда, что Гуру является собствен­ным Я человека, то каков принцип, лежащий в основе доктрины, которая утверждает, что каким бы продви­нутым ученик ни был или какими бы оккультными си­лами ни обладал, он не может достичь Само-реализа­ции без Милости Гуру?

М: Хотя состояние Гуру, с точки зрения абсолютной ис­тины, есть природа каждого, для Атмана, ставшего инди­видуальной душой [джива] вследствие неведения, очень труд­но осознать свое истинное состояние, или природу, без Ми­лости Гуру.

И: Каковы признаки Милости Гуру?

М: Это находится за пределами слов и мыслей.

И: Если так, то почему же говорится, что ученик осо­знаёт свое истинное состояние с помощью Милости Гуру?

М: Точно так же как слон просыпается, как только уви­дит во сне льва, так и ученик пробуждается от сна невеже­ства и вступает в бодрствование истинного Знания благода­ря благосклонному взгляду Гуру, полному Милости.

И: Каков смысл высказывания о том, что природа истин­ного Гуру та же, что и высочайшего Господа [сарвешвара]?

М: Индивидуальная душа, которая желает достичь состо­яния истинного знания, или божественности, сначала посто­янно практикует преданность. Когда она на этом пути дости­гает стадии зрелости, проявляется Господь, Свидетель* этой индивидуальной души и идентичный с нею. Он приходит в человеческом облике с помощью Сат-Чит-Ананды – трех своих природных черт, – формы и имени, также милостиво принятых им, и под видом благословения ученика растворя­­ет последнего в себе. Согласно этой доктрине, Гуру поисти­не может быть назван Господом [Бхагаван].

И: Как же тогда некоторые великие личности до­стигали Знания без помощи Гуру?

М: Для некоторых зрелых людей Господь проявляется как бесформенный Свет Знания и передает им сознание Исти­ны6.

И: Как распознать подходящего мне Гуру? Какова его сварупа [природа или подлинная форма]?

М: Вам подходит тот Гуру, на которого настраивается ваш ум. Если же вы хотите выяснить, как определить Гуру и какова его природа, то знайте, что он должен быть ода­рен спокойствием, терпением, милосердием и другими доб­родетелями, способностью притягивать людей даже взглядом, словно магнит железо, ему следует иметь чувство равенства ко всему. Обладающий этими достоинствами – настоящий Гуру, но, если человек хочет познать сварупу Гуру, он дол­жен сначала познать свою собственную природу. Как можно постичь истинную природу Гуру, если прежде не познана своя собственная сущность? Для восприятия подлинной природы или формы Гуру вы должны сначала научиться видеть всю вселенную как Гуру рупам [форму Гуру]. Нужно видеть Гу­ру во всех живых существах. Это же относится и к Богу. Вы должны все объекты считать формой [рупа] Бога. Можно ли, не зная Себя, распознать и осознать истинную форму Бога или Гуру? Поэтому прежде всего познайте вашу собст­венную истинную форму и природу.

И: Но разве именно для этого нет необходимости в Гуру?

М: Верно. На земле много великих. Считайте своим Гу­ру того, кто настраивает ваш ум. Изберите в качестве Гуру того, кому доверились7.

И: В чем важность Милости Гуру для достижения Освобождения?

М: Освобождение не где-то снаружи, а только внутри вас. Если человек страстно жаждет избавления, то внешний Гуру толкает его вовнутрь, а внутренний Гуру подтягивает к Атману. Такова Милость Гуру8.

И: Если послушать некоторых, то Бхагаван гово­рил, что нет необходимости в Гуру. А другие утверж­дают противоположное. Кто же из них прав?

М: Я никогда не утверждал, что Гуру не нужен.

И: Шри Ауробиндо и другие относят Вас к тем, у кого не было Гуру.

М: Всё определяется тем, что вы обозначаете словом «Гуру». Ему не обязательно присуща человеческая форма. Даттатрея имел 24 Гуру, включая и пять элементов – зем­ля, вода и т. д. Каждый объект этого мира был его Гуру.

Гуру абсолютно необходим. Упанишады говорят, что только он может вывести человека из джунглей интеллекта и чувственных восприятий. Поэтому Гуру должен быть.

И: Я говорю о Гуру – человеке, а у Махарши его не было.

М: Я мог иметь его в то или иное время. Разве я не пел гимны Аруначале?9 Кто есть Гуру? Гуру – это Бог, или Атман. Сначала человек молится Богу ради исполнения сво­их (мирских) желаний, но приходит время, когда он начи­нает молиться во имя Самого Бога. Тогда, отвечая на мо­литвы, Бог является ему в той или иной форме – челове­ческой или другой, – чтобы вести к Себе в соответствии с его нуждами10.

И: При верности одному Учителю можно ли уважать других?

М: Существует только один Гуру, и он не физическое те­ло. Пока есть слабость, требуется поддержка силы.

И: Но Джидду Кришнамурти говорит, что в Гуру нет необходимости.

М: Как он узнал это? Такое можно сказать после Осво­бождения и не ранее11.

И: Шри Бхагаван поможет нам постичь Истину?

М: Помощь всегда есть.

И: Тогда не о чем спрашивать. Но я не чувствую этой вечноприсутствующей помощи.

М: Отдайте себя – и вы найдете ее.

И: Я всегда у Ваших стоп. Не даст ли Бхагаван мне наставление [упадеша], которому я могу следовать? Иначе как я получу помощь, живя за 600 миль отсюда?

М: Садгуру [Гуру, единый с Бытием, или Cam*] – внут­ри вас.

И: Чтобы понять это, мне необходимо руководст­во Садгуру.

М: Садгуру находится внутри вас.

И: Но я хочу видимого Гуру.

М: Этот видимый Гуру** говорит, что он – внутри12.

И: Разве успех не зависит от Милости Гуру?

М: Да, зависит. Но не обусловлена ли такой Милостью сама ваша практика? Ее плоды – результат усилий, авто­матически определяющийся ими. В Кайвалья Наваните есть такая строфа: «О Гуру, Вы всегда были со мной, наблюдая меня в череде перерождений и предписывая направление Пу­ти вплоть до моего Освобождения». При подходящих обстоя­тельствах Атман внешне проявляется как Гуру, в осталь­ных случаях Гуру всегда пребывает внутри, выполняя то, что необходимо13.

И: Некоторые ученики Ширди Сай Бабы говорят, что портрет Учителя является их Гуру, и поклоняются ему. Правы ли они? Ведь они могут почитать портретное изображение как Бога, но какую пользу извлекут, по­читая его как Гуру?

М: Этим они укрепляют свою концентрацию

И: Я согласен, что почитание портрета может слу­жить некоторым развитием упражнений в концентра­ции. Но ведь для подобных вещей Гуру не требуется?

М: Несомненно. Однако, в конечном счете, Гуру только и означает гури – концентрацию.

И: Как же может безжизненная картина помочь в раз­витии глубокой концентрации? Для этого требуется живой Гуру, который мог бы показать ее на практике. Достичь со­вершенства без помощи живого Гуру способен, наверно, Бха­гаван, но что сказать о людях, подобных мне?

М: Верно. Тем не менее, поклоняясь безжизненному порт­рету, ум получает некоторую сосредоточенность, которая не станет постоянной до тех пор, пока в процессе исследова­ния человек не познает Себя. Для этого исследования и не­обходима помощь Гуру<


8502064742031292.html
8502113344100760.html

8502064742031292.html
8502113344100760.html
    PR.RU™