Четверг, 25 мая 1944 г.

Дорогая Китти,

Беп помолвлена! В общем, в этом нет ничего особенного, но никто из нас

не рад за нее. Пусть Бертус человек добрый, положительный и спортивного

сложения, но Беп не любит его. А для меня этого достаточно, чтобы

посоветовать ей не выходить за него замуж.

Беп стремится к духовному росту, а Бертус тянет ее вниз. Он простой

работяга без высоких интересов и амбиций, и я не верю, что Беп будет с ним

счастлива. Понятно, почему она сомневалась и даже разорвала с ним месяц

назад. Но почувствовала себя тогда еще несчастнее, написала примирительное

письмо, и вот сейчас они помолвлены. Для этого есть немало причин.

Во-первых, больной отец, который очень привязан к Бертусу. Во-вторых, то,

что Беп самая старшая из сестер Фоскейл, и мать постоянно попрекает ее тем,

что она еще не замужем. И Беп сама из-за этого беспокоится, ей ведь уже

почти двадцать пять.

Мама сказала, что лучше бы Беп просто встречалась со своим другом, без

брака. А я сама не знаю. Мне жалко Беп, и я понимаю, как она одинока.

Впрочем, пожениться они смогут только после войны: ведь Бертус на

нелегальном положении, иными словами -- скрывается. К тому же них нет

никакого приданного и вообще ни цента. Какая жалкая участь предстоит Беп,

которой мы все от души желаем счастья! Я только надеюсь, что Бертус

изменится под ее влиянием, или oна встретит другого мужчину, который будет

ценить ее по-настоящему.

Тот же день.

Каждый день что-то происходит. Сегодня утром арестовали Ван Хувена, он

укрывал в своем доме двух евреев. Это большой удар для нас. Бедных евреев

ждет жестокая участь, и Ван Хувена, вероятно, тоже. Это ужасно.

Похоже, что весь мир встал с ног на голову. Порядочных людей посылают в

концентрационные лагеря, тюрьмы, обрекают на одиночное заключение, в то

время как подлецы приходят к власти и командуют старыми и молодыми, бедными

и богатыми. Постоянные аресты: один попадается на черной торговле, другой --

на помощи евреям. Никто, кроме тех, кто на службе у фашистов, не знает, что

будет завтра.

Арест Ван Хувена тяжело сказался на нашей повседневной жизни. Беп не

может сама таскать мешки картофеля, так что не остается ничего другого, как

потуже затянуть пояс. Как все устроится, еще не знаю -- ясно только, что

легче не будет. Мама говорит, что нам придется совсем отказаться от

завтрака, днем есть кашу и хлеб, вечером жареную картошку и, может, немного

овощей и салата -- на большее мы рассчитывать не можем. Придется поголодать,

но все лучше, чем попасть к немцам.

Анна Франк


8502466502883737.html
8502489687851597.html

8502466502883737.html
8502489687851597.html
    PR.RU™